Векторы региональной экономической интеграции украины внешние факторы и внутренние предпосылки часть 4

на Запад, прежде всего в ЕС и НАТО, и была поставлена ​​задача превращения России в современную великую державу , независимую от экономических центров Запада [41]. Можно говорить о содержательной вакуум концепции «в Европу вместе с Россией» в современных условиях и неубедительность утверждение, что ЕС не сможет превратиться в действительно независимый и мощный центр силы, способный конкурировать с США, без тесного взаимодействия с Россией и ее сателлитами, к которым относят и Украина [2, 843]. Превращение ЕС в такой центр после расширения в 2004 гг. — Это лишь вопрос времени.
Логика интеграционного процесса базируется на наличии прочных экономических связей между странами, взаимной торговли и инвестиций. Углубление экономических взаимосвязей между «старой» и «новой» Европой стало одной из основных предпосылок последней «волны» евроинтеграции. Внешнеторговый оборот стран ЦВЕ со «старой» Европой (ЕС-15) накануне обретения членства в ЕС значительно расширился: если в 1990 45% экспорта из стран ЦВЕ приходилось на ЕС, то в 2003 гг. — Уже 68%, импорт из стран ЕС увеличился с 45% до 60% соответственно. Также выросла доля стран-кандидатов во внешнеторговом обороте стран ЕС, в 1990—2001 гг. Импорт из стран-кандидатов вырос с 5,2% до 12% общего объема импорта стран ЕС-15, экспорт — с 3% до почти 10% [ 14 74-75]. Уровень торговой интеграции Украины и стран ЕС-25 на сегодня вдвое ниже, чем у стран — новых членов ЕС накануне вступления: в 2004г. Экспорт в страны ЕС-25 составил 30%, в 2005 гг. — 26% общего объема украинского экспорта (табл. 1). Импорт из этих стран составил около трети всего импорта товаров и услуг. Итак, современный уровень интегрованостиекономикы Украины с ЕС по показателям взаимного товарооборота значительно ниже, чем он был в странах-кандидатах накануне вступления в ЕС. Пока нет оснований для того, чтобы воспринимать Украину как важного партнера для ЕС, и следует признать наличие существенных проблем «экономической совместимости», как утверждает В. Сиденко [4, 78].
Объемы экспорта из Украины в страны СНГ в 2004—2005 гг. практически сравнялись с объемами экспорта в страны ЕС-25, вместе с тем около половины импорта поступало из стран СНГ (прежде всего из России). Украина гораздо больше зависит от России, чем Россия от Украины: в 2005 г... Торговый оборот между двумя странами составил 20200000000 долл. США, 5,9% внешнеторгового оборота России и 35% — Украина. Можно утверждать о недостаточном уровне интегрированности экономики Украины ни в ЕС, ни в СНГ, то есть отсутствие весомых экономических предпосылок для углубления интеграции в обоих направлениях. Гораздо выше уровень интегрированности между Россией и ЕС в 2004 г... 52,5% внешнеторгового оборота России приходилось на страны ЕС, при этом почти 4/5 иностранных инвестиций в эту страну происходили из ЕС [42]. В то же время на страны СНГ приходилось лишь 15% внешнеторгового оборота России. Эти показатели являются дополнительным подтверждением чисто политического подтекста проекта ЕЭП.
Доля инвестиций в Украину из стран ЕС значительно превышает соответствующую долю российских инвестиций. Наметилась тенденция роста объемов инвестиций из стран ЕС — только на протяжении 2005 г... Они выросли с 4,9 до 11700000000 долл., Что составляет почти 72% общего объема иностранных инвестиций в Украину. В относительном измерении объемы иностранных инвестиций в Украину остаются недостаточными, если рассматривать их как предпосылку для углубления интеграции. На конец 2004 г... Объемы прямых иностранных инвестиций в странах ЦВЕ и Балтии составляли 25-35% ВВП, в Украине — 14% [43]. До сих пор отсутствует достаточное политическая поддержка для углубления интеграции Украины в ЕС, способен генерировать европейский бизнес, экономические интересы которого в Украине пока имеют локальный характер. В то же время растет влияние российского капитала в стратегически важных секторах украинской экономики, прямые иностранные инвестиции из России на конец 2005 г... Превышали 0800000000 долл. (4,9% иностранных инвестиций), а с учетом российских инвестиций из оффшорных зон эта доля оценивается в 14% [44, 74]. Российские инвесторы контролируют значительную долю предприятий (более 50%) в таких секторах, как телекоммуникации, цветная металлургия и нефтепереработка.
Отдельно следует акцентировать внимание на интеграционных процессах в финансовом секторе. Сценарии и характер интеграции финансового сектора Украины во внешние рынки в течение 2006—2010 гг. Должны определять векторы будущей политической интеграции страны. С одной стороны, Украина является страной потенциальной экспансии европейских банков. Положительными сдвигами в этой сфере стала продажа трех украинских системных банков средним по размерам европейским транснациональным финансовым группам (ТФГ) в 2005—2006 гг. В то же время Украина является сферой стратегических интересов российского финансового капитала. Однако совокупный российский банковский капитал составляет лишь около 3% банковского капитала стран ЕВС, что свидетельствует о его чисто технической неготовности к стратегических инвестиций в финансовый сектор Украины. Проблема активизации российского финансового капитала на украинском рынке и тенденции в этой сфере исследуются в работе Н. Шелудько. Она обращает внимание на диаметральной противоположностью интеграционных приоритетов развитых стран и развивающихся стран. Первые пытаются расширить круг своих экономических сателлитов, вторые — противодействовать разрушительным последствиям глобализации [16, 85]. Россия не является развитой страной, но банки этой страны достаточно агрессивно входят на украинский рынок, рассматривается автором как потенциал нестабильности (вероятным следствием такой экспансии может стать вывоз ресурсов, привлеченных в Украину, и торможение темпов экономического роста) [14, 82].
Сегодня для Украины нужна целенаправленная политика «открытых дверей» для западного финансового капитала, что будет способствовать привлечению западных инвестиций в реальный сектор (так называемый эффект «локомотива» [15, 85]). Сценарии развития других стран свидетельствуют, что инвестиции в финансовый сектор стали прочным фундаментом для роста инвестиций в реальный сектор, то есть существует причинно-следственная связь: «финансовая интеграция? рост инвестиций в реальный сектор ", который должен стать важным элементом интеграционной стратегии Украины. Экономические позиции ТФГ не зависящим от близости к власти, должно ускорить разрушение евразийской традиции экономических отношений в Украине, которая сложилась исторически [14, 83]. Это создаст экономические предпосылки для повышения результативности прозападной интеграционной политики Украины.
Географические размеры и экономический потенциал в дают оснований для отнесения Украины к самостоятельным игроков в глобальном